Федулов С. В.

Военно-техническое сотрудничество Российской империи и Италии в области морских вооружений накануне Первой мировой войны

Военно-техническое сотрудничество Российской Империи и Италии в начале XX века в области военно-морской техники и вооружения велось по многим направлениям. Одно из них, морские вооружения. Именно Италия играла ведущую роль на мировом рынке морского вооружения в области создания самодвижущихся мин (торпед – прим. автора). Ключевое место при этом занимала фирма «Уайтхед и Ко» в городе Фиуме. В начале 1912 года специалисты Главного управления кораблестроения и снабжения (ГУК) вели переговоры с представителями фирмы «Уайтхед и Ко» по вопросу подписания договора о предоставлении российским заводам права изготовления самодвижущихся мин Уайтхеда нового образца. Сложность обсуждаемого вопроса заключалась в том, что новое вооружение окончательных испытаний, на то время, ещё не прошло. 4 апреля 1912 года представитель итальянской фирмы инженер П.И. Балинский представил в Отдел общих дел (ООД) ГУК окончательно сформулированные условия для заключения договора [1].

А именно: 1. Морское министерство Российской Империи обязуется заказать фирме «Уайтхед и Ко» 250 самодвижущихся мин по цене 845 фунтов стерлингов за одну мину со всеми необходимыми принадлежностями в упаковке и сдаче на вокзал или загрузке на пароход в Фиуме. Только после того, как итальянская фирма представит на испытание комиссии командированной Морским министерством самодвижущуюся мину удовлетворяющую требованиям, не позднее 1 августа 1912 года.

2. Изготовление самодвижущихся мин нового образца в России должно осуществляться только на казённых заводах и на частном заводе общества «Лесснер» с уплатой фирме «Уайтхед» по 60 фунтов стерлингов за каждую произведённую на российских предприятиях мину. Данные мины могли строиться только для российского правительства. После постройки в России 750 самодвижущихся мин, выплата премии фирме прекращается [2].

25 января 1912 года товарищ (помощник – прим. автора) Морского министра контр-адмирал И.Г. Бубнов направил Министру торговли и промышленности С.И. Тимашову доклад. В нём отмечалось, что в октябре 1911 года Морское министерство с разрешения Совета Министров представило в Государственную думу законопроект об ассигновании кредитов на изготовление самодвижущихся мин для вооружения строящихся 7 линкоров, 10 эскадренных миноносцев и 6 подводных лодок. Нужные для перечисленных судов мины предполагалось построить по последнему, принятому в Российском Императорском флоте, образцу 1910 года [3].

Однако в декабре 1911 года завод фирмы «Уайтхед и Ко» сообщил Морскому министерству России, что ими была разработана и проходила окончательные испытания самодвижущаяся мина нового типа, значительно превышавшая по дальности и скорости хода мину образца 1910 года. При этом сохранялись её прежние размеры, благодаря чему не менялись размеры и конструкция существующих минных аппаратов. Вместе с тем, контр-адмирал И.Г. Бубнов сообщал: «Преимущества новой мины настолько велики, что не может быть сомнения в необходимости вооружения вновь строящихся судов этими минами. Морское министерство ведёт переговоры с фирмой «Уайтхед» об условиях предоставления права строить их в России. Переговоры ещё не закончены, но уже ясно, что непременным условием, кроме уплаты премии за каждую самодвижущуюся мину, построенную на российских заводах, фирма выдвигает требование единовременного заказа у неё 250 мин. Стоимость заказа по предлагаемой фирмой цене 875 фунтов стерлингов за одну мину составит около 2.070.000 рублей» [4].

Товарищ Морского министра контр-адмирал И.Г. Бубнов просил Министра торговли и промышленности С.И. Тимашова не отказывать в разрешении этого заграничного заказа. Так как для снабжения данным видом боеприпаса в установленном комплекте уже строящихся судов и предполагаемых к постройке для Балтийского флота, в соответствии с пятилетней судостроительной программой, требуется заготовить в этот же срок до 2.200 мин. Отечественные заводы такого количества боеприпаса для комплектации кораблей изготовить были не в состоянии [5].

Тем не менее, 28 января 1912 года Министр торговли и промышленности предложил товарищу Морского министра повременить с предложениями по данному вопросу до его рассмотрения и утверждения на Совещании по судостроению [6].

После положительного решения на Совещании по судостроению Морского министерства 5 февраля 1912 года вопроса о приобретении у фирмы «Уайтхед» 250 самодвижущихся мин и получении права на их изготовление отечественными заводами, началась классическая российская бюрократическая рутина. И только 14 апреля 1912 года с разрешения товарища Морского министра между Императорским Российским Морским министерством, в лице начальника ООД ГУК генерал-майора Сергеева и представителем фирмы «Уайтхед и Ко» инженером П.И. Балинским был заключён данный договор[7]. На основании которого фирма «Уайтхед» предоставляла право Морскому министерству изготавливать в России итальянские мины нового образца, имеющие горизонтальную машину системы Уайтхеда и аппарат для подогрева сжатого воздуха на следующих условиях [8]: Морское министерство обязалось предоставить заказ итальянской фирме на 250 самодвижущихся 45 см. (450 мм) мин нового образца. Мина должна соответствовать следующим требованиям:

– диаметр – 45 см. (450 мм);

– длина – 5,5 м.;

– давление воздуха в резервуаре – 150 атм.;

– вес заряда – 100 кг.;

– средняя скорость на 2.000 метров не ниже 43 узлов;

 на 6.000 метров не ниже 28 узлов;

– горизонтальное отклонение на 2.000 метров не более ± 15 м.;

 на 6.000 метров не более ± 50 м.

Для подтверждения требуемых характеристик, фирма «Уайтхед» обязалась закончить проведение всех испытаний новой самодвижущейся мины до 1 августа 1912 года. И поставить Морскому министерству 250 мин, удовлетворяющих вышеуказанным техническим требованиям по цене 845 фунтов стерлингов за одну мину. Вместе с ними гарантировалась доставка без увеличения цены следующих принадлежностей:

– один ящик с инструментами для сборки № 1 на каждые 5 мин;

– один ящик с инструментами для приготовления к выстрелу № 2 на каждые 3 мины;

– один ящик с инструментами для прибора Обри на каждые 5 мин;

– один комплект запасных пружин на каждую мину;

– одно учебное зарядное отделение на каждые 2 мины.

Морское министерство, в соответствии с договором, получало право изготавливать мины данного образца, но только на казённых заводах и заводе общества «Лесснер» с уплатой фирме «Уайтхед» премии по 60 фунтов стерлингов за каждую построенную в России. И при условии, что эти мины будут производить только для Российского Императорского флота. Право постройки, обязательство выплаты премий, равно как и их размер распространялись без изменений на 53 см. (530 мм) мину той же системы. Уплата премий Морским министерством за производимый вид вооружения в России, должна была прекратиться после выпуска 750 мин.

Вместе с тем, фирма «Уайтхед» по условиям договора обязалась предоставить российской стороне один полный комплект рабочих чертежей одновременно с 2-мя первыми минами. Общий чертёж мины и рабочий чертёж резервуара представлялся вместе с техническими условиями после заключения договора. Необходимо отметить, что в соответствии договором, во время постройки и испытания мин, заказанных фирме «Уайтхед» Морское министерство имело право командировать офицеров, инженеров и наблюдателей (аналог Контрольно-приёмного аппарата – прим. автора) на завод фирмы. Где они могли наблюдать за изготовлением самодвижущихся мин и изучить особенности их производства.

Однако вновь «заскрипела» бюрократическая машина. Так уже 16 апреля 1912 года Управляющий Департаментом военной и морской отчётности при Государственном контроле прислал Начальнику ГУК уведомление[9]. В данном документе отмечалось: «Договор с фирмой «Уайтхед» в Фиуме на изготовление мин нового образца, как вступающий в силу только после представления фирмой комиссии Морского министерства 1 августа 1912 года мины удовлетворяющей техническим требованиям – носит характер предварительного договора. Поэтому вопрос об оплате заказа будет рассматриваться только после приёмных испытаний» [10].

Окончание истории с заказом самодвижущейся мины (торпеды) у фирмы «Уайтхед» в качестве негативного примера привёл товарищ Морского министра А.Н. Крылов в своём докладе на заседании бюджетной комиссии и комиссии по государственной обороне Государственной думы. А именно, членами Государственной думы А.И. Звягинцевым и Федоровым был составлен и опубликован в открытой печати «Свод устных и письменных объяснений, данных представителями Морского министерства в соединённых заседаниях комиссии по государственной обороне и четвёртой бюджетной подкомиссии по вопросу о мерах к усовершенствованию судостроения и реорганизации ведомства». В этом документе сообщалось «Через каждые три года появляется новый вид торпеды, оставляющий далеко позади предыдущий образец.

Теперь на заводе Уайтхеда в Фиуме разработана торпеда, движущаяся подогретым воздухом вместо холодного. Эти торпеды развивают на 1.000 м. 38 – 40 узлов вместо прежних 32 – 34.

Морское министерство заказало 10 штук таких образцовых торпед и летом приступит к их валовой выделке на русских заводах. Здесь необходимо указать, что по выделке наши торпеды заводов Лесснера и Обуховского ни в чём не уступали и в смысле точности отделки даже превосходили торпеды завода Уайтхеда. Но инициатива усовершенствований и достижение лучших конечных результатов до сих пор оставались у завода Лесснера, к которому всегда и приходилось прибегать для получения образцов. Так и с подогреванием воздуха: хотя у нас опыты в этом направлении начались ещё в 1903 г., но к удовлетворительным результатам не привели, тогда, как у Уайтхеда таковых добились».

Фирма «Уайтхед», заключая контракт на изготовление 10 торпед, не оговаривала себе никакого особого вознаграждения и ничем не обуславливала их поставки. Когда же наши приёмщики прибыли за получением торпед, то им было заявлено, что ввиду того, что эти торпеды должны служить образцом для выделки подобных же на русских заводах, фирма «Уайтхед» их отпустить, не согласна. Она считает контракт нарушенным и требует или единовременного вознаграждения в 10.000 фунтов стерлингов, или премию по 35 фунтов стерлингов с каждой изготовленной в России торпеды с их приспособлением для подогрева воздуха. Это обошлось Морскому министерству ровно в 10.000 фунтов стерлингов, т.е. почти в 100.000 рублей золотом [11].

Таким образом, рассматривая военно-технического сотрудничество России в области военно-морского оружия с Италией в исследуемый период необходимо отметить, данные торпеды были поставлены на вооружение. Вместе с тем, руководство Российского Императорского флота стремилось получить в первую очередь передовые технологии производства новых, перспективных видов техники. Если это вызывало трудности, то приобретались её образцы для последующего освоения отечественными предприятиями. Однако сложившаяся система зарубежных заказов и мощная бюрократическая машина постоянно не только тормозили военно-техническое сотрудничество своей некомпетентностью, низким профессионализмом, рутинностью, но и приносили зачастую прямой вред политическому, экономическому и финансовому авторитету страны. Наиболее плодотворного сотрудничества с итальянской фирмой «Уайтхед» отечественный военно-промышленный комплекс достиг лишь в годы Советской власти.

Литература

1. Российский государственный архив Военно-морского флота (далее РГА ВМФ) – Ф. 401. Оп. 6. Д. Л. 133.

2. Там же. Л. 103.

3. РГА ВМФ. – Ф. 401. Оп. 6. Д. Л. 149.

4. Там же. Л. 150.

5. Там же.

6. Там же. Л. 151.

7. Там же. Л. 173.

8. Там же. Л. 173-174.

9. Там же. Л. 227.

10. Там же.

11. Крылов А.Н. Мои воспоминания – Л.: Судостроение 1979. С.166-167.